Опыт прямого посева в условиях каменистых почв Крыма

С каждым годом технология прямого посева объединяет все больше людей, развивается, проходит новые этапы. В странах, где она развита до высокого уровня — Аргентине, Бразилии, Южной Америке, Австралии, постепенно приходят к полному отказу от химии и минеральных удобрений, добившись здоровья почвы. Именно эта тема лежала в основе прошедших недавно крупных международных конференций. Для России это пока далекие перспективы, однако, мы видим, что это не вымысел и есть к чему стремиться.

Почему же No-till сегодня завоевывает все больше сторонников?

На всем земном шаре за последние сто лет плодородие почвы снизилось в два раза. Наша страна здесь совсем не исключение, тенденцию замечают даже в таком благополучном регионе, как Краснодарский край. Прямой посев — природоподобная технология, позволяющая это плодородие не только сохранить, но и, что важно, возродить. Не зря в одном из канадских аграрных университетов висит «приговор плугу», который пришёл на поля из Германии: «Один немецкий учёный и кузнец Сакс изобретением плуга сделал больше вреда для всего мира, чем все немцы за время Второй мировой войны», а еще в девятнадцатом веке об основах этой технологии рассказывал наш соотечественник, Иван Овсинский, неоднократно обосновывая преимущества такого возделывания.

К сожалению, в нас слишком много недоверия, поэтому к ученому тогда мало кто прислушался, и даже сейчас, видя опыт других стран, первой реакцией часто становится отрицание: «у нас другой климат, другие почвы, другие осадки, у нас ничего не получится». А ведь No-till – это философия, для которой не важны почвенно-климатические условия!

Своим опытом работы на прошедшем 28 февраля в Ростове-на-Дону семинаре «Практика применения No-till в России. Успешный опыт и критические ошибки» поделился Перепелица Сергей Васильевич, руководитель ООО «Сезам-Агро», собирающий урожаи буквально «на камнях», работая по прямому посеву:

- Хозяйство наше расположено в Черноморском районе на западе Республики Крым. Осадков выпадает немного. Небольшой слой плодородной почвы лежит на скале и ракушечнике. Плодородие на полях неоднородное, немало каменистых участков. Беда региона — пылевые бури, с легкостью выдувающие плодородный слой с камней.

Основные виды деятельности — свиноводство и растениеводство. По структуре посевных площадей выращиваем 25% бобовых, 25% льна, до 40% зерновых, оставшиеся 10% - по ситуации. Этим севооборотом мы старались обеспечить лучшие предшественники для зерновых. Работаем по No-till уже 6 лет.

Мы долго изучали эту технологию. Она развивается по этапам:

• Первый этап очевиден всем, начинающим работать по этой технологии, это отказ от обработки почвы и укрытие растительными остатками.

• Второй этап - севооборот и синергия. Севооборот культур, способных помогать друг другу, очень важно соблюдать.

• Третий этап - введение покровных культур. Необходимые для питания биоты вещества содержатся в воздухе, живые корни транслируют их в почву. Чем больше корней, тем больше питания для биоты, тем больше она может кормить наши растения.

• Четвертый - отказ от минеральных удобрений или уменьшение использования. На квадратном метре при работе биоты накапливается 8 т азота, так зачем тогда его вносить через минеральные удобрения, убивая тем самым биоту? • Последний этап заключается в росте органического вещества за счет управления поступлением углерода в почву.

Первый раз я услышал о применении No-till в «Агро-Союз» Днепропетровской области. Поехали туда. Нам показали поля, технику, красиво описали преимущества. Моя реакция была вполне традиционной: «Ерунда это все, в Крыму просто не пойдет - у нас уборка рано, посев позже, осадков меньше». Потом ездили и по другим хозяйствам. Так увидели, как в одном из хозяйств Одесской области получили 80 ц/га зерновых по прямому посеву, когда у соседей, работающих по традиционной технологии, едва добились 20 ц/га, а подсолнечник, посеянный сплошным севом анкерной сеялкой, дал 40 ц/га. Никогда бы не поверил, не увидев все своими глазами. Тогда начало появляться понимание правильности этого пути. Ну а перейти все же заставила беда - два года сильнейшей пылевой бури, уничтожившей 100% яровых.

Тогда мы купили нашу первую сеялку для прямого посева и с первого года начали сеять «по нулю». Отмечу, что ни один год урожайность не упала относительно результатов по традиционной технологии. Если раньше получали 15-20 ц/га, то сейчас в среднем около 30 ц/га на наших камнях. В 2018 году, когда пострадал весь наш юг, мы получили 25 ц/га.

Плюсов у этой технологии очень много.

Отказавшись от орудий почвообработки, мы снизили заходы на поле тяжелой техники, избегая переуплотнения по следам. Безусловно, не пускаем на поля КАМАЗы. Бункера-перегрузчика пока нет, но комбайны подводим к краю поля.

У нас работают три механизатора, они же и комбайнеры. В хозяйстве на 1700 га у нас три трактора МТЗ, три сеялки, из которых последнюю только приобрели, два комбайна и два опрыскивателя. Люди работают в поле всего 3 месяца в году.

В плюсах остаются и экономика, и экология.

В своей работе мы постоянно проводим опыты. Это сортоиспытания по пшенице и ячменю - каждый год берем по 2-3 новых сорта, работаем с теми, что показали лучшие результаты в наших условиях. Экспериментировали с бинарными посевами - сеяли подсолнечник и донник, получили отличную темную массу. Хорошо себя показывают и широкорядные посевы. В 2017 году начали сеять почвопокровные культуры. В 2018 году, наконец, купили очесывающую жатку

Интересный опыт мы получили в 2016 году, взяв новое поле. Оно не обрабатывалось много лет, было немало злакового и другого сорняка. Я принял решение его вообще не обрабатывать. Внесли глифосат и дисковой зерновой сеялкой посеяли подсолнечник с междурядьем 40. Тогда в моем хозяйстве проводили семинар и люди, увидев такое, только пальцем крутили у виска, как можно посеять дорогой подсолнечник в бурьян. В июле они приехали снова, не веря глазам - на поле прекрасные зеленые растения с хорошими шляпками (фото 1). Урожай мы получили 12 ц/ га, что для наших условий - очень хороший результат.

Приведу вам и жизненный пример, когда прямой посев нас просто спас.

В этом году у нас прошли два сильных ливня, огромная редкость, один 50 мм, другой 70 мм за час. Рядом с нашим хозяйством мы проезжали прекрасное паровое поле (фото 2) - ровное, гладенькое, как по учебнику. Что с ним стало после прошедших ливней? Чернозем ушел за час - местами смыло от 30 см до 1,5 метров почвы, кое-где даже промыло ракушечник (фото 3). Для сравнения вам показываю мое поле с покровными культурами после того же ливня (фото 4), скажу больше, у нас не пострадало ни одно поле.

Я считаю, что пары - это вообще преступление, и не только из-за таких вот случаев. На паровых полях минерализуется органика, а только органическое вещество дает плодородие почве, то есть поле обедняется. Почему еще пары приносят вред? Жарким летом мы с вами предпочитаем тень, защищаем тело от палящих лучей, так почему же отказываем в этом почве? А ведь уже при 60 0 С в ней начинает погибать все живое! Любой может проверить, даже на полях с прямым посевом, что там, где земля прикрыта соломой, температура не превышает 20 0 С, в то время как на участках, куда она не попала, доходит до 65-70 0 С.

Начав работать по нулевой технологии шесть лет назад, я не пожалел ни разу, и каждый новый год показывает правильность этого решения.

 

Смотрите также
Партнеры
Мы в соцсетях :
apknews.su © 2019
г. Ростов-на-Дону
Бульвар Комарова, 28Г