Компания «МЕЛЬКАРТ» - с чего все начиналось

В агропромышленном комплексе множество компаний-производителей, каждая из них своя история взлетов, падений и новых успехов. У каждой в запасе свои идеи и инновации, свои изобретения и разработки. И разумеется всегда нужно помнить что история любой компании, любого предприятия, это в первую очередь история людей, их стремлений и достижений.

В этой статье свою историю читателям журнала «APK News» рассказывает руководитель компании «МЕЛЬКАРТ», Путаракин Юрий Глебович.

 

- Добрый день, Юрий Глебович, расскажите пожалуйста, как все начиналось для вас? С чего вообще были начаты разработки именно в сельскохозяйственной отрасли? Ведь обычно это прерогатива либо выпускников аграрных ВУЗов, либо людей «от села», с детства живущих сельским хозяйством.

 

- Здравствуйте, Галина, сказать что просто начал заниматься бизнесом не совсем правильно. Получилось так, что в Советское время с 1975 года я работал в конструкторском бюро на одном из крупных предприятий города Омска. А в 1992 году закончилась моя трудовая деятельность на гос. предприятии в должности секретаря парткома. Так что когда прекратили деятельность партийных организаций и встал вопрос о трудоустройстве, видели опыт партийной работы, и меня везде ждал отказ. Ничего не оставалось, как начинать свое. Так в 2003 году мною была зарегистрирована Торгово-производственная компания «МЕЛЬКАРТ».

Торговля это понятно, в то время большая часть населения этим и занималась, а производство это должно быть что-то своё, оригинальное.

Сам я по образованию инженер-электрик, закончил Омский политехнический институт, а мой отец, Путаракин Глеб Валерьянович был инженер-конструктор, окончил Сибирский Автодорожный институт в начале шестидесятых, с 1960 года член Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов, с 1972 года член Сибирского отделения Академии наук СССР. За свою жизнь отец работал на кафедре в Омском сельскохозяйственном институте, на других предприятиях, в том числе на Омском Сибзаводе. Уровень его подготовки как специалиста и опыт работы позволял ему решать задачи различного уровня и в различных отраслях. У нас дома стоял кульман, и отец все время что-то прочерчивал. Вот тогда наверное и сыграли роль где-то детские впечатления, а где-то разговоры с отцом, что и мне нравилось чертить и рисовать. Но главное не в том, чтобы повторить что-либо, а возможно предложить своё более интересное решение. И как-то вышло, что начиная с времен сельскохозяйственного института и заканчивая пенсионным периодом на пасеке, в разговорах со специалистами хозяйств звучало, что в сельском хозяйстве все по сути на прежнем уровне и комбайны работают как и работали, и нового мало.

 

- То есть изначально на мысль об инновационных разработках для комбайнов вас натолкнул отец?

 

- Он можно сказать и подсказал и принимал участие. Посоветовал посмотреть что и как. Вот в последствии мы и выложили свое видение вопроса. В результате получилось, что в 2005 году были прорисованы основные элементы решета. Решета зерноуборочных комбайнов это по сути рама заполненная плоскими пластинами, которые имеют возможность за счет изменения угла расположения относительно плоскости рамы изменять зазор. По сути мы изменили только пластину или гребенку. Рама остается, а самое важное это гребенка. Но прорисовать мало, нужна была оснастка. Чтобы изготовить нашу гребенку требовались штампы, поэтому параллельно, в 2005 году велась разработка и изготовление штампов. Недалеко от Омска есть поселок Татарка, это уже Новосибирская область, и там был небольшой завод «Татартехмаш». С ним мы и заключили договор подряда, по которому по нашей документации, с нашей оснасткой, на их оборудовании производились первые решета. Там мы поработали недолго, около полгода. Было неудобно ездить, вопросов ведь в начале было много, а время дорого. Наши Омские крупные предприятия были готовы взяться за работу, но высокотехнологичное оборудование влекло и высокую стоимость, а нам это было невыгодно. И тогда мы нашли возможность размещения нашего заказа на одном из исправительных учреждений Омской области, тем более что они уже довольно длительное время занимались производством обычных решет на зерноуборочные комбайны. Для них это не было чем-то новым. Ведь рама оставалась и менялась лишь начинка. Вот так мы и пришли со своими чертежами, оснасткой и наработками. Конечно, делать было проще, ведь люди знали что ждать в результате. Безусловно, вопрос вставал по специалистам, но при учреждении было организовано училище и люди приходили на производство с определенными знаниями, а навык нарабатывался. Нас это устраивало, изделие производились, специалисты подготавливались, вопросы решались. Всё вместе, то производство что было на «Татартехмаше», и то, что было организовано в исправительном учреждении, позволило нам уже в 2007 году выйти на рынок, причем с довольно приличным объемом продукции.

 

- А кто были первые клиенты на новинку и каков был первый опыт?

 

- Первым откликнулся Алтай. В Барнауле на тот момент была компания «Алтайский Фермер». Ее целью стояла помощь фермерам по снабжению запасными частями, техникой и реализация продукции сельхозпредприятий края. Когда мы вышли на них с предложением по решетам, они согласились. Первые мы привезли в 2007 году перед уборкой в Ребрихинский район, с. Шумилиха на поля хозяйств Странцова Николая и Долгова Евгения. Там на двух машинах, у Долгова был «Енисей 1200», а у Странцова «Нива», мы показали преимущества наших решет. Для примера, на комбайне Енисей на штатных решетах при уборке потери составляли около 250 кг. Мы сделала специальное оборудование, чтобы отслеживать процесс. Когда показали, главный агроном компании «Алтайского Фермера» на то время, Мошкин Валерий Михайлович, не поверил, он сам несколько раз провел замеры чтобы определить потери и сам убедился, насколько они велики. Потом мы остановили машину, поставили наши решета, сделали нужные настройки и показали результат — потери были в пределах 30 кг. При этом мы еще и скорость подняли. Поскольку наши решета обеспечивают более равномерное распределение воздушного потока от вентилятора, увеличивается рабочая зона, и, как следствие, можно подать большую массу. А как этого достичь? Возможно повысить скорость.

Для примера: комбайн Енисей при урожайности 15 ц/га (а у нас, в Сибири, эта урожайность неплохая) ходит со скоростью 3-4 км/час со штатными решетами и потери при этом, как я уже говорил, около 250 кг зерна (самые минимальные потери, которые я наблюдал были в пределах 150 кг). С нашими решетами, за счет более высокой пропускной способности, мы можем повысить скорость машины до 7-8 км/час при той же урожайности, причем это без ущерба для качества зерна. Более того, лучше сепарация и уменьшаются потери, а качество зерна при этом выше. Далее, при обычной скорости 3-4 км/час, это вторая пониженная передача, двигатель выдает условно 2000 оборотов, если комбайн идет со скоростью 7-8 км/час на второй повышенной передаче, обороты те же, а вот расход топлива снижается едва ли не в два раза - на 25% точно.

А теперь самое важное, повышается скорость, увеличивается производительность — как следствие, снижаются сроки уборки. А для северных регионов это важнейший показатель, ведь у нас сложнее погодные условия и срок очень ограничен.

 

- Конечно, погода для вашей области решающий показатель.

 

- Да, знаете, я как-то разговаривал с одним сельхозпроизводителем с юга, говорю ему: «Повышение производительности ведет к снижению сроков уборки!» - а он мне в ответ: «Да что вы говорите, я тут могу и два месяца убирать и погода будет стоять и стоять». Я понимаю, у Вас-то она будет стоять, а вот у нас немного другая ситуация. У нас может быть, что неделю погода стоит (а в хозяйствах на уборку уходит недели две - три), а потом дожди, дожди… и снег. И часто бывает, что по весне уже снег сходит и запускают наши колхозники комбайны и убирают то, что еще не облетело - и зерновые, и семечку. Так что для нас сроки уборки — ключевой момент.

В плюс нашей продукции еще идет полимерно-порошковое покрытие по своей прочности не уступает оцинковке. Но толщина оцинковки это 13-18 микрон, а толщина полимерно-порошкового покрытия это примерно 220-250 микрон. Даже забавно было, когда еще в 2007 году на Алтае стоял, а люди подходили, касались пальцами и спрашивали: «Они что, пластмассовые?». Нет, вовсе не пластмассовые, просто такое вот покрытие. Кстати, покрытие-оцинковка имеет шероховатую поверхность, что не особо хорошо для решет. При повышенной влажности на такие решета просто идет активное налипание и решето забивается. На наших решетах я ни разу не видел налипания, сколько лет уже работаем.

 

- Юрий Глебович, вы рассказали о начальном периоде, а как сложилась судьба компании дальше?

 

- Когда мы перешли на работу с исправительным учреждением, мы создали еще одну компанию в сентябре 2008 года — чисто под эту продукцию - ООО ТПК «ЕвроСибАгро». Целью ее создания была специализация на продажах решет и работа по выставкам, поскольку производство решет так и осталось за компанией «МЕЛЬКАРТ». За три года в 2011 г. мы получили хороший потенциал для роста, но после этого мой «партнер», которого я принимал на работу в 2008 году заявил, что все проделанное это его заслуга и съехал из моего офиса. Позже я узнал, что на момент ухода им была зарегистрирована компания ООО «ТПК Евросибагро». Не трудно представить исход: вторая компания процветает, а моя, первая, находится на процедуре банкротства. Ну а «МЕЛЬКАРТ» остался, где мы и продолжаем производство и продажу решет. За последние годы, конечно, бывало разное, например, мы едва ли не полтора года были почти заморожены при попытке рейдерского захвата производства. Не останавливаемся идем дальше. Изначально, кстати, «МЕЛЬКАРТ» был зарегистрирована в Бурятии, но в дальнейшем я перерегистрировал компанию в Омск.

 

- А можете уточнить такой вопрос относительно вашего патента — в авторах на полезную модель стоят Шмаков и Шрейдер, кто эти люди?

 

- Руководитель завода «Татартехмаш» - Шмаков А.И., а Шрейдер В.Н. был главным инженером. Когда мы уже перенесли производство в Омск, у них появилась мысль модернизировать решета, и они сделали этот патент по моим чертежам, но никакого производства не организовали, ведь по сути разрабатывали все не они. Да и делался тот патент скорее уж «на всякий случай, чтобы лежал». Уже в 2013 году я встретился с ними, они сделали доверенность на использование мною патента, а в 2015 году я уже официально переоформил патент на себя, после чего остался единственным правообладателем.

 

- Хотела еще у Вас узнать, ведутся ли какие-то новые разработки? Или основной упор идет на доработку изделия?

 

- Решета как были, так и остались, но если мы первоначально решета изготавливали на электросварной трубе, практика показала, что ее качество оставляет желать лучшего, чтобы качество повысить мы приобрели пресс гибочный. Стали покупать листовой металл, резать полосу и загибать ее как нам надо, то есть ушли на гнутый профиль, тем самым немного изменив производство.

А в остальном, смотрите, когда мы освоили производство в 2007 году, мы производили решета для ДОН 1500, Енисей 1200, НИВА, Енисей 950, Енисей 954 и Вектор. А номенклатура техники в хозяйствах обширная. Сегодня мы как раз подошли к тому, что мы закрываем все позиции по сельхозтехнике, присутствующей у сельхозпроизводителей, в том числе импортной. А ведь это уже более 10 лет работы! При всем этом разрабатывается новая техника, и отечественная и зарубежная, потому у нас тоже все время есть над чем работать.

Здесь нужно рассказать про еще один момент. Еще лет 5-6 назад, новые технологии были доступны: и энергоемкое производство можно было использовать, была слишком велика затратная часть. Тогда хоть наши решета и можно было делать качеством выше, но по цене они бы были дороже почти в два раза. Мы не сочли это рентабельным, так как всегда искали определенный баланс между ценой и качеством. Потому тогда мы не пошли по пути использования лазерных технологий, станков с ЧПУ и других подобных технологий. Сегодня же парк оборудования у производителей возрос, как и конкуренция. Соответственно, снизилась себестоимость работ. Потому сегодня у нас два производства. Со второй компанией по металлообработке также заключен договор подряда и они также по нашей документации но на высокотехнологичном оборудовании выполняют наши решета. Здесь уже используются и лазерная резка, и сварка аргоном. В общем, мы и разрабатываем новое, и повышаем качество, и расширяем номенклатуру. Есть идеи и для дальнейшего развития.

 

- В конце нашего разговора не могу не спросить, откуда возникло название «МЕЛЬКАРТ», вроде это финикийская мифология?

 

- Когда встал вопрос о создании компании, я наткнулся на информацию о Мелькарте — боге-покровителе созидания. Потому я уже сильно и не выдумывал и не прогадал.

 

Действительно, название компании вполне подошло ей по духу. Более десяти лет по всей широкой России и за рубежом комбайны собирают богатый урожай благодаря разработке простого человека, а ведь добрый урожай - богатство любого крестьянина. И что это как не настоящий путь созидания «МЕЛЬКАРТ»?

 

 

Вела интервью: Монастырева Галина

 

Партнеры
  
 
 
Мы в соцсетях :
apknews.su © 2017
г. Ростов-на-Дону
Бульвар Комарова, 28Г